Корни семьи

СЕМЬЯ БУРАК ИЗ ГМИНЫ ГРОДЗИСК

СТЫКУЕТ ЗАПАДНУЮ И РОССИЙСКУЮ ЦИВИЛИЗАЦИИ

 

 

 

 

В ноябре 2011 года мы - Елена, я и Пётр, познакомились с войтом гмины Гродзиск панам Антонием Тыминьским. В декабре 2012 года отец Николай Овсенюк приезжал из Польши в Брест. Он привез мне привет от пана Тыминьского. Вместе с этим пан войт прислал мне просьбу написать несколько слов о нашей семье, потому, что он имеет интерес к истории своего края, его жителей и уроженцев. Я с благодарностью принял эту просьбу и начал писать в марте 2013 года, тем более, что не так давно перед этим - в августе 2012 года, я составил родословное древо нашей семьи Бурак: отец Иосиф, мать Анна, семеро детей - Юрий, Мария, Владимир, Мечислав, Елена, Нина и Петр (см. наш сайт: www.burak.by). Однако жизненные заботы приостановили это писание. Теперь же, после очередного посещения Польши в начале ноября 2013 года и визита к пану войту, я возобновляю это изложение с учетом прочитанного в презентованной мне господином Тыминьским, вместе с другими гостинцами, основательной, сделанной под его патронатом, книге о гмине Гродзиск - Tomasz Jaszczolt / Gmina Grodzisk: k . Siemiatycz / Dzieje ziemi i mieszkancоw / Grodzisk 2012


ПОДЛЯШСКИЙ СТЫК


     Корни нашей семьи проросли в деревне Семёны, откуда родом наша мать. Отец родом из деревни Макарки. Теперь это Польша - гмина Гродзиск Семятицкого повета Подляшского воеводства (Белосток). Историческое название этого края - Подляшье. Оно возникло в те времена (ХШ – X1V в.в.), когда этот край вместе с другими - Русью, Жемойтью, Полесьем, Волынью, Киевщиной и Подольем, группировался вокруг Литвы и входил в состав Великого княжества Литовского, Русского и Жемойтского (ВКЛ). Подляшье - то есть край " под Ляхами”, край " в сторону Ляхов “, край, который лежит у границ земель польских.
     Подляшское воеводство было в составе ВКЛ до 1569 года, когда во время образования Речи Посполитой - конфедерации Королевства Польского и ВКЛ, оно было включено в состав Королевства Польского. С этого времени Подляшье полонизируется и имеет общую с Польшей историческую судьбу - войны, разделы, колонизации, оккупации, "освобождения". Вдобавок эта судьба усложнялась расположением края на большой дороге с Запада на Восток, на цивилизационной границе между Западом и Востоком. Эти земли Подляшья, вместе с землями Западной Беларуси, находились в центре основных кровавых столкновений европейских народов в XVI -XX столетиях. Пережив все это потомки поляков, литвинов и русинов считают себя кто поляком, кто беларусом. Одни ходят в католический костел, другие - в автокефальную (независимую от Москвы) православную церковь. Однако живут они, как я заметил, в согласии. При этом между ними очень близкой может оказаться кровная идентичность (тождественность). Как, например, в нашей семье.
     Родители наши стали беларусами, ходили в церковь, что в Чарной Церкевной и тут же в 1933 году венчались. Здесь же, на православном кладбище, похоронены наши по материнской линии дед и бабка: Николай и Софья Васильчуки . А наша ближайшая кровная родня - Блашчуки и Тымасяки, стали поляками. Мать Антонины Блашчук и Станислава Тымасяка - наша тетя Устина ,  родная сестра нашей матери Анны , вышла замуж за поляка Антония Тымасяка , ходила в костел и считалась полькой . Она похоронена на католическом кладбище в Гродзиске . Однако могилы своих православных родителей досматривала и оставила ухоженными и к памяти потомков присоединенными . Поэтому у нас есть возможность посетить их, почтить память деда и бабки и помолиться за упокой их душ. Мы благодарны за это и тёте Устине и её дочери, а нашей кузине, Антонине.
     И теперь, когда едешь на авто по тем краям, то православных кладбищ и церквей, может и больше встретишь, чем католических. Однако, по тому, что я вижу там, уклон края в польскую сторону, считаю, пошел ему на пользу.

 

ПОЛЬСКИЙ ПОСЕВ


Наша семья Бурак возникла 26 ноября 1933 года, когда наша мать Анна из рода Васильчук вышла замуж за нашего отца Иосифа (Юзефа) Бурака. Об этом у нас есть Odpis skrоcony aktu mal?enstwa (№ 22/1933 , Гродзиск), который востребовал из Польши наш отец в 1972 году. Этот документ стал, вместе с родительскими воспоминаниями и семейными преданиями, основой поиска нашей семейной родословной и выявления истории и географии нашей семьи.
     Отец нашей матери - наш дед Николай Васильчук был православного вероисповедания, был человеком просвещенным - имел 10 классов образования, читал Библию, содержал магазин. Был хозяином - имел 12 гектаров земли, лошади, коровы, свиньи. Был культурным человеком, приличного поведения, смотрел вперед. Имел жизненную отвагу свое собственное мнение не скрывать. За это, еще до брака с нашей бабкой Софьей, попробовал Сибири. Любил и уважал людей и его любили и уважали, особенно молодежь. Собирал их вокруг себя, рассуждал о жизни. Когда высказывал им замечания, то строго, но спокойно и дети его слышали. Был он роста высокого, веселого нрава, на дворе мог чихнуть так, что слышно было вокруг. Ухаживал за собой - зубы чистил солью. Он хорошо запомнился матери - ведь это она нам о нем рассказала. Умер он 16.05.1931 года на 69 году жизни. Об этом мы узнали в 2011 году, когда с помощью батюшки Николая Овсенюка и войта пана Тыминьского отыскали в архивах гмины соответствующую запись в церковной книге.
     Отец деда Николая - Юзеф, был гончаром. Нам мать это говорила. Еще она помнила, что у них был гончарный круг, было за огородом множество глиняных черепков. Видела их и наша сестра Мария (1938 г.р.). Мать однако деда за работой не видела, а имя его называла – Юзеф.  Хотя от неё я слышал также, что соседи будто - бы обращались к нему Кастанчук. Возможно Константы было имя отца деда Юзефа. Это имя Константы Васильчук я нашел в упомянутой ранее книге Tomasz Jaszczoltа на с.323 , где оно упоминается под 1845 годом вместе с именами других хозяев - Шимона Блашчука, Матеуша Васильчука, Войцеха Оклоты, Томаша Мирончука, Эльяша Мирончука, чьи фамилии мы слышали в разговорах наших родителей.
     Наша бабка по материнской линии Софья - вторая жена Николая Васильчука, была из рода Канюка. Её родители - Канюка Исидор и Мария (Дыминюк), это наши прадед и прабабка по материнской женской линии. Софья занималась домашним хозяйством. Много работала и была мастер на все руки. Была мудрой, имела философский ум, хорошо говорила по-польски. Язык её, думаю, был богатым, так как наша мама, когда разговаривала, а разговаривала она с нами по-польски, то применяла много пословиц и поговорок, таких как, например:

• кто рано встае - тэму Пан Буг дае;
• кажды свенты ма свое выкрэнты;
• чыя коса перша - тэго лонка шэрша;
• чловек плануе, а Пан Буг керуе;
• дай нам дись хлеба нашэго;
• зналязл дяд торбэ не скакал - згубил не плакал;
• не смейсе дзядку с чужэго выпадку, бои твуй на носе;
• до поры - до часу збан водэ носі;
• коза з возу - коню льжэй;
• кто обецуе не ноцовать не еднэй ноцы, тэн бэнде ноцовать тшы;
• кому граё - нех се крэнци, а мне Юзик на паменьци;
• дай куже гжендэ - кшычы выжэй бэндэ;
• нима ниц тэго злэго, жэ бы не вышло на добрэ;
• хоця ж и сзаду, абы в тым стаду;
• седзець в халупе, то жите глупе;
• работа чловека не збогаци, а згорбаци;
• кшиво - просто, абы остро;
• попадл мендзы вроны , тшэба гракаць як и они;
• крутко - вэнзловато;
• цо глова, то и розум и т.д.

Бабка Софья имела решительный характер, ибо поведения она была независимого - могла из дома отлучиться на некоторое время по своему замыслу. Она и дочь свою Анну, когда ей было 12 лет, отправила и самостоятельно отвезла на подводе в Корытино  учиться на портниху, так как считала, что нечего ей прозябать на хозяйстве. А потом, в 1944 году отговаривала ее ехать в переселенцы в Россию, когда " большевики ", которые у них были на постое, подбивали к переселению нашего отца обещаниями райской жизни в Советах. А главное, она имела жизненную отвагу выйти замуж за Николая, который был старше ее почти на 20 лет. И пословицу - девушка есть глупа овца, когда пошла за вдовца, она знала. Однако жизнь доказала ее правоту. Детей у Николая и Софьи было четверо - Устиния (1910 г.р.), Анна (1911 г.р.), Мария (1921г.р.) и Евгениюш (1924г.р.). Мария и Евгений  умерли в молодые годы. Бабка Софья умерла 12.10.1953 года на 72 году жизни. Дед Николай и бабка Софья, вместе с ними и дочь их Мария, похоронены на кладбище села Чарна Церкевна. В последние годы мы, по возможности, посещаем их могилы и ежедневно молимся за упокой их душ.
     Бабка Софья была из многодетной семьи - 10 детей было у Исидора и Марии. Наша двоюродная тетя Люба, с которой мы чудом встретились в церкви в Чарной Царкевнай в наш приезд 06.11.2011 года - это дочь ее брата Павла Канюки. У бабки Софьи была также сестра Мария, сын которой Владэк Канюка - двоюродный брат нашей матери Анны (наш двоюродный дядя), неоднократно еще при  Советской власти приезжал к нам и в Волковыск, и в Минск, и в Москве Петра проведал.
     Устина была в браке за Тымасяком Антонием. Семья у них была католического вероисповедания. У них трое детей - Антонина (1942 г.р.) и два сына - Юзеф (1936 г.р.) и Станислав (1933г.р.). О Юзефе мне неизвестно. Семья Станислава живет сейчас на бывшем дворе Васильчуков. У Станислава две дочери - Люцина и Эльжбета. Станислав похоронен вместе с женой на католическом кладбище в Гродзиске,  рядом с могилой родителей - Антония и Устыны.
     К Антонине Блашчук у нас давнее благодарное отношение. Антонина поддержала свою мать Устинию в ее инициативе по восстановлению родственных отношений с нами в более новые времена. Они первые приехали к нам в Волковыск где-то в 1975 году, и потом неоднократно посещали нас вместе и по отдельности, как при Советах, так и позже. Наша мать тоже в 1978 году посетила, вместе с Еленой и внуком Романом, родные места и семью Блашчукав.
     У Антонины и Станислава Блашчуков трое детей - Яцек (1973 г.р.), Здислава (1967 г.р.) и Барбара (1963 г.р.). У Яцека с Анной трое детей - Дамян, Доменика и Агата. У Здиславы - сын Милош, живут в Белостоке. У Барбары четверо детей - Радек, Камель, Лукаш и Устина. Барбара живет в Алендах, а сыновья со своими семьями в последнее время устроились в Бельгии, а Устина в Белостоке.
     Яцек ведет хозяйство - более 33 гектаров земли, молочная ферма (20 коров). Ухаживает еще и за хозяйством родителей жены Анны. Вдобавок - и у Яцека, и у Анны есть еще работа и вне дома. Однако справляются, живут дружно и на жизнь не жалуются, так как ладят её по своей воле и на свой ум. И к нам относятся доброжелательно. Принимают нас всегда гостеприимно и с радостью. Поэтому, хотя все мы разные, но чувствуем себя в их семье комфортно,  каждому есть свое внимание и мы также имеем интерес к их жизни. У нас есть о чем поговорить, у нас есть взаимопонимание, и никто никуда не спешит.
     Что касается отцовской линии, то родная мать нашего отца Иосифа Бурака - Надежда Чаломей (1890 г.р.) родом с Нароек. Ее отец - Леон Чаломей. Она молодой девушкой была работницей в семье  Якуба Илюлькевича - настоятеля церкви Космы и Демьяна, что в Наройках. Сын его, имя которого нам неизвестно, был на каникулах - приехал из кадетов. Он и стал, по семейным преданиям, отцом нашего отца Иосифа. Вскоре он уехал и Надежда подалась за ним. Сына своего она отдала в семью своей сестры Софьи, что была в браке за Петром Бураком в Макарках. Бабка Надежда посещала нашу семью в Саратове (1944- 46г.г.). Гостила недолго. Потом в семидесятые годы ее в Иркутске посетил наш брат Юрий. Имя нашего деда она так нам и не сказала. Когда она умерла и где она похоронена мы не знаем.
     Семья Софьи и Петра Бурака приняла Иосифа как родного. Дети - Иосиф (1906г.р.), Наталья (1903г.р.) и Мария (1901г.р.), пронесли родственную любовь друг к другу через всю жизнь. И нам это известно. В 1914 - 1922г.г. семья была в эвакуации в России в Казани. Там дети учились в русской гимназии. Из эвакуации вернулись обратно в Макарки. Отец Петр вел хозяйство, плотничал. Иосиф ему помогал, пока не пошел служить в армию в 1925 году. Названная мать Иосифа Софья умерла 28.05.1943г. на 73 году жизни. Похоронена она, как и Петр Бурак, по нашим сведениям, на православном кладбище в Гродзиске. Их могилы мы пока не нашли. Владэк Хомяк, сын Марии, которому в этот наш приезд (02.11.2013г.) было 86 лет, не смог нам помочь. Его мать, а наша двоюродная тетя Мария, похоронена в Семятичах.
     Вторая наша двоюродная тетка Наталья была в браке за Вальчуком Иваном, что также с Макарок. Есть фото, на котором наш отец Иосиф , Наталья , Ян и подруга Иосифа сфотографированы в начале 30-х годов прошлого века. Интересно увидеть как знатно выглядели наши родители в те годы. Какую хорошую фотку были способны и имели возможность сделать. С семьей Вальчук наша семья поддерживала родственные контакты - помогли им с Донбасских шахт выбраться после войны, поддерживали их в Волковысский период, когда они жили в Мстибове, и потом контактов не теряли.
     В семье Вальчуков было трое детей - старший Иван (1932-1997г.г.), Мария (1934-2011г.г.) и Владимир (1943г.р.). Сейчас семья Владимира живет в Гродно, Марии - в Волковыске, Ивана - в Новогрудском районе, деревня Щорсы.

 

ОТЕЦ ИОСИФ


     Наш отец Иосиф Петрович Бурак воспитывался в семье своей тетки Софьи, которая была сестрой его матери Надежды. Семья жила в Макарках. В 1914-1922 годах семья была в эвакуации в Казани. Здесь Иосиф окончил 8 классов гимназии. Учился на русском языке. Был активистом, комсомольцем. Был готов пойти в комиссарскую школу, однако семья уже изготовила документы для возвращения в Польшу и сестра Наталья настояла, чтобы он ехал с семьей, чем, думаю, и спасла его. В 1925 - 29г.г. Иосиф служил в польской армии. От тех времен у нас сохранилось фото молодого солдата, которое с течением времени становится все более интересным. В 1930 - 33г.г. Иосиф учился в строительном техникуме в Ярославле. Учился на польском языке. За учебу нужно было платить. Платили родители, помогала будущая жена Анна. Обращался даже за помощью к графу Потоцкому, который в эти годы жил в имении в Семенах. И тот помог.
     В 1933 году Иосиф женился на Анне Васильчук. Сначала жили в Семёнах,  в построенном  Иосифом после пожара доме, во дворе Васильчуков, а потом - в Бельске. При первых Советах в 1939- 41г.г. отец работал в строительстве  и коммунальном хозяйстве. Во время войны в 1941- 44г.г. семья жила в Семёнах. Попробовали немецкого порядка, советских партизан, польских националистов, местных с оружием, еврейских добытчиков.
     В 1944 году записались в переселенцы в Брест, так как ходили слухи, что где-то здесь будет граница. Это был осознанный выбор отца. Он был пророссийских  взглядов, православной веры, советская демагогия еще затуманивала ему ум. Однако привезли их не в Брест, а куда-то в Саратовскую область. Родители быстро разобрались с тамошним образом жизни, который им был не по вкусу. И в 1946 году семья отправилась обратно в Западную Беларусь. Отцу казалось, что здесь им будет легче устроиться жить. В 1948 году через Шиловичи и Вишневичи добрались до Волковыска. Здесь семья прожила до 1987 года, до дня, когда решено было перевезти семью в Брест, чтобы там похоронить отца, который уже был тяжело болен. И уже настало время ухаживать за матерью.
     Отца помню строгим, справедливым, аккуратным. Выписывал и читал газеты, говорил и писал грамотно по-русски и по-польски. Мог сказать с юмором. Учил нас как правильно письмо в конверт положить. Мы, дети, его любили и хотели быть похожими на него. Жил он честно и нас учил не искать выгоды за чужой счет. Работал по строительству, по коммунальному хозяйству и сам мог строить. Был известным в Волковыске специалистом - его строительные сметы принимал банк, его приглашали на строительные экспертизы, и работников он мог заставить сделать как положено. Я это видел не один раз. Начальство и сослуживцы относились к нему с уважением. Мы это чувствовали, когда приходилось бывать у него на службе.
     Отец имел отвагу жить на свой ум в те сложные времена, когда инакомыслие считалось преступлением. Хотя и был служащим, однако ходил регулярно в церковь, слушал радио "Голос Америки" (кстати по-польски), критически относился к существующему порядку и не одобрял его. Держал корову, когда Хрущёв в 1961 году запретил держать коров жителям в городе.
     Знал историю, знал содержание Евангелия, интересовался политикой, был человеком цивилизационно образованным  на то время. От него я впервые, еще в школьные годы, услышал о историчности личности Христа, о Катыньском преступлении, о государственно - политическом бандитизме большевиков, о  начале войны и партизанах, что только сейчас начинает доходить до нас, о тщетности советской системы. Однако нас этим не донимал.
     Отец много внимания уделял, как я сейчас понимаю, семье и нашему воспитанию. Ходил на родительские собрания, проверял наши дневники, интересовался, что изучаем в  школе. Приветствовал нашу активность, с уважением относился к нашим друзьям и учителям. В школе мы учились хорошо и отца это радовало, хотя ему и приходилось держать нас в строгости. В церковь мы ходили в младших классах, а потом нам не докучали. Дома у нас праздновали и Рождество, и Пасху, и елку каждый год ставили, которую приносил с работы отец, а потом я из лесу. И гирлянда из лампочек, одна на всю округу, была у нас с заботы отца.
     Отец вел домашнее хозяйство - корова, свинья, куры, огород, картошка в поле, дрова, сено, капусты купить. Нас приобщали к хозяйству и мы, благодаря этому знаем, как свекла растёт, как печку натопить, если дров нет, как корову пасти, когда пастбища нет, и как зимой ее держать, если сена нет, и знаем, как белье мыть, когда воды в доме нет. Знаем - как руки и шею мыть правильно.
     На работу отец ходил в чистой, наглаженной матерью рубашке. Галстук - обязательно. Шляпа, сапоги начищенные. Я выглядываю, когда будет идти автобус, чтобы предупредить отца. Мама провожает на работу - на столе чай на чистой салфетке, на прощание - поцелуй. Уважительное отношение матери к отцу и отца к матери было в основе нашего семейного уклада. Я думаю, все это шло от польской культуры, от тех 1930- 40г.г., когда родители наши вырабатывали свои ценностные ориентиры в жизни. У родителей были, конечно, споры. Однако никогда не было ругани, оскорблений, упреков. Отец держал себя всегда достойно, и был для нас до конца жизни авторитетом.
     Я никогда не видел отца выпившим, хотя что выпить у нас в доме водилось. Я никогда не слышал от него стыдного слова, хотя бы он и был в возмущении. Темперамента он был, думаю, сангвинистичного. Детей в семье не оскорбляли, не унижали, к их просьбам относились со вниманием. Отец требовал держаться домашнего порядка, знать режим дня и следовать ему. Отец учил нас относиться друг к другу вежливо и с любовью, учил уступать друг другу. Учил нас, как надо извиняться. И сам нас любил и хотел, чтобы мы выросли порядочными людьми, жили честно, своим умом и по своей воле. Поэтому поддерживал наше стремление учиться, иметь свое мнение и жить самостоятельно. И помогал нам в этом. Во время учебы в институтах нам родители присылали и деньги, и посылки. Помню, в 70- м году, когда мы с братом  Петром учились в Москве в Баумановском училище, а сёстры Елена с Ниной в Минске, отец присылал нам с Петром по 50 рублей каждому. Это в дополнение к нашей стипендии, которая тоже была рублей 50. Средняя зарплата в месяц тогда была примерно 100 рублей.
     Мы все семеро детей закончили высшие учебные заведения, разъехались из дома, завели свои семьи, устроились на государственные работы. Отец успел порадоваться плодам своих жизненных усилий, результатам своего понимания ценностей жизни и к нам благодарно обращался, когда собирались мы и на 70 лет отца в 1976 году , и на 50 лет брака в 1983 году. Наш отец прожил жизнь достойно, работал на будущее. Поэтому есть кому сегодня ежедневно с признательностью молиться за упокой его души.

 

МАТЬ АННА


Внучке Юлии посвящаю
     Бог создал человека способным к жизни и подарил ему свободным быть. Однако человеку не дано знать наперёд о себе и о смысле своей жизни. И лишь плод его жизнесозидающих усилий может показать о правильности его ежедневного жизненного выбора и о мере и сущности его жизненной силы.
     Наша мать прожила сто лет и память о себе оставила жизневдохновляющую, потому что она имела большую жизненную силу. Во-первых, мать была одухотворенной натурой. Она могла любить. Через любовь она чутко улавливала изменения действительности и соответственно им уточняла свое мировидение и актуализировала свои приоритеты. И любовь ее была конкретной. Сначала она любила нашего отца - искренне, от души, потому что он был ее жизнью. Потом она любила нас - детей. И любила нас не потому, что мы такие способные, изящные, умные, а потому, что мы - ее жизнь. Она любила внуков, четверо из которых она вырастила как своих детей, так как они были продолжением ее жизни. Она любила людей, которые были в ее жизни, а потом она любила просто ход бытия, так как это было ее жизнью. А как нужно было любить жизнь, чтобы прожить 20 лет, хотя бы и в семье дочери, в терпении к поведению и замечаниям молодежи, не утруждать других, а стать другом и для внука Славы, и для зятя Александра, и радоваться жизни?
     Во-вторых, мать могла мыслить. Мыслить - то есть вырабатывать собственное понимание жизни. И мышление ее было рефлексивно. Это значит, что ее собственное понимание жизни и ее движение по жизни были взаимозависимыми. Поэтому и могла выделять главное на это время и в этой ситуации.
     В-третьих, мать имела отважный характер. Она имела смелость брать свое и защищать свое. Она смогла отца нашего увлечь и удержать в семье и спасти его.Ведь и отец был натурой непростой и времена были не то, чтобы сложные, а безжалостны. Она же отца у немца отобрала в первые дни войны, когда тот пошел искать правду, когда очередной солдат взял уже третье ведро и не возвращает. И с партизанами разного цвета находила она взаимопонимание. И за отцом она поехала в Россию, хотя ее и отговаривали от этого и не без оснований. И сама она нашла и заняла дом в Волковыске, когда семья оказалась на улице, и в котором мы прожили потом весь волковысский период - 40 лет. И каждый день решала задачу, чем сегодня детей покормить, если в доме - ни лучка, ни во что вкроить. Она имела отвагу нести свой крест женщины-матери.
     Мать не боялась собственное понимание ситуации провести в жизнь. Мать знала, что и как сказать директору школы, к которому она пришла. Знала как принять и чем угостить батюшку, что пришел освятить дом. Знала, чем подать нищему, что зашел в дом погреться, и как справиться с подвыпившим кем-то и выдворить его из дома, и как поблагодарить почтальонше, что принесла перевод. И с нашими школьными друзьями она была в дружбе, и с профессурой она справлялась, когда в старшие наши годы наведывались к нам наши коллеги. Управлялась, видя в каждом прежде всего человека и имела смелость уважать человека и не стеснялась быть благодарной.
Для себя, лично, в качестве жизненного урока от матери, я вывел три императива мудрой жизни:
     Во-первых, стремление жить долго является моральным и более того, это наш гуманистический долг перед Богом, перед родителями, перед детьми, перед самими собой.
     Во-вторых, стремление к покорности, к обузданию своей гордыни является похвальным - это твоя работа тебе же на пользу и на радость тем, кто тебя любит.
     В-третьих, умение жить в свою силу, ценить то, что у тебя есть и не хотеть того, чего тебе не может быть дано - это тебе необходимо, чтобы жить в гармонии души и ума, чтобы иметь спокойную совесть, что есть основа твоего счастья.
А материнское понимание жизни было прогрессивным, так как плоды её жизненных усилий - наша большая семья, соответствует современному цивилизационному тренду - сближению людей различного цивилизационного толка. Я, думаю, мать это бы радовало. У неё все люди были равными, а дети - любимыми. Спасибо за подаренную нам жизнь.
     И не зря в Волковыске в школьном музее женщины-матери есть стенд, посвященный нашей матери. Те, кто причастны к созданию экспозиции - педагоги Ботько Александр Владимирович, Недвецкая Нина Антоновна, Федоренкова Тамара Васильевна, депутат Новасяд Тамара Ивановна, работник исполкома Варяница Светлана Владимировна, не безразличные свидетели в жизни, а творцы действительности, способные преобразовывать собственное понимание жизни в дело. А родственность душ, созвучность ценностных приоритетов и подобие жизненных ориентиров определили привлечение их внимания к личности нашей матери. Через ее пример они хотят передать свое миропонимание молодежи. Помогай им Бог!
     P.S. Что касается посвящения внучке Юлии, то дело было так. Как раз 25 декабря 2013 года у нас были Юля и Матвей, чтобы похвалиться деду про свою учебу - четверть же закончилась. Юля зашла ко мне поинтересоваться, что я здесь делаю. А я, как раз, закончил писать этот раздел о матери Анне. Говорю - слушай, что я тут написал о твоей прабабушке Анне. Кто пишет, тот знает, как найти любителя на твоё писание. Она была уже не первая, к кому я обращался. Первая - кто откликнулся. Она внимательно меня слушала. И не спрашивала сколько листов еще? А текст - не простой. Я взглянул на нее - как реагирует? И был удивлен ее сосредоточенностью. Облик, выражение лица, фигура напомнили мне точь-в-точь нашу маму, когда однажды я попросил ее послушать, как я выучил стихотворение по-немецки: " Кляйнэ Вайсэ фридэнс таубэ ... " - те же отзывчивость, возвышенность, одухотворенность востребованностью. Я и раньше замечал в Юлиных движениях, интонациях, мимике “дрыг" нашей матери. Однако наиболее поразила она меня в конце. Я ее не о чем не спрашивал, а она говорит: - Знаешь дед, я думала, что у нас в Беларуси есть два волата - Янка Купала и Якуб Колас. А оказывается их три. Надо тебе только псевдоним придумать. Вот так и наша мать может быть и не смогла бы.
     Конечно, мне сразу же вспомнилась материнская поговорка - О! Глувка - как макувка! И я поцеловал ее.

 

ПРОЙДЕННЫЙ ПУТЬ


     Жизненный путь нашей семьи я разделил бы на четыре периода. Первый - польско-российский. Это годы 1933-1946 . Второй период - Волковысский , 1946- 1987г.г. Третий период - Брестский , 1987 - 2012г.г. Четвертый период - планетарный, настоящее время от 2013 года. В польско-российский период семья жила в Семенах, Бельске, снова в Семенах, где-то около Саратова. Пережили польские времена, первые Советы, немцев, польско -- католический национализм, российское переселение. Тогда родились Юрий (1935г.), Мария (1938г.), Владимир (1942г.).
     Волковысский период. Семья возвращается с переселения из Саратова в западную Беларусь.  Это, думаю, был осознанный выбор отца. Ехать в Польшу он не хотел. Осенью 1946 года приехали в д. Шиловичи к родственникам по материнской линии, что от первого брака деда Николая. Я замечал, что мать всегда доброжелательно относилась к Зосе с Шилович, своей племяннице, что была дочерью ее сводной сестры Софьи. И я не раз бывал в Шиловичах, то на каникулах, то по вишни ездили с младшими нашими. Тогда я не придавал значения тому, что это моя родина, что я родился здесь в Шиловичах (1947г.). В 1948 году семья добралась до Волковыска. Здесь родились Елена (1949г.), Нина (1951г.), Петр (1952г.). Здесь все закончили школу (СШ № 3) - Юрий (1954г.), Мария (1956г.), Владимир (1959г.), Мечислав (1965г.), Елена (1966г.), Нина (1968г.) и Петр (1969г.).
     Отсюда все ушли в свет, закончили институты, защитили диссертации. Девушки вышли замуж, ребята поженились. Семья стала многонациональной – русско - украинско - еврейско - беларуской, хотя мы этого не замечали, так как воспитаны были на советских ценностях. Жить стали - кто в Беларуси, кто в Москве, кто в России. Каждый начал прокладывать свой путь.
     Однако духовно и эмоционально семья группировалась вокруг Волковыска, где жили родители, которым мы писали письма и звонили. В Волковыск мы приезжали летом, привозили своих детей, встречались здесь между собой и со своими школьными друзьями. Отмечали семейные праздники, обменивались мыслями и воспоминаниями. Доминировал авторитет отца и его система ценностей - образование, работа, семья. Отец нас без внимания не оставлял. Особенно девушек курировал - и словом, и делами, и деньгами. И мы, ребята, к его словам и мнениям прислушивались.
     Волковысский период был основным в нашей семье. Однако мы, в большей мере, были под влиянием советской идеологии. Конец Волковысского периода совпал с концом Советов. Думаю, что нам посчастливилось вступить в новую жизнь еще способными её принять и почувствовать эмоцию вольным быть в более свободном обществе. И слава Богу.
     К сожалению, отец не дожил до этого так родственного ему порядка бытия. Ведь перестройка до нас дошла, как я помню, в 1989 году.
     Брестский период. Начинается этот период в августе- сентябре 1987 года, когда по инициативе Елены было решено (Мечислав, Елена, Петр) перевезти уже больного отца в Брест в однокомнатную квартиру, где жили Елена, Роман, Александр и Слава. Ну и мать туда к ним тоже. Отец, хоть и с трудом, однако, согласился с нашими предложениями. На нашу долю выпало взять на себя ответственность за семью в это время - принять наследство, переправить семью на новое место, продать имение, устроиться в Бресте. Старшие и Нина согласились и помогали. Поэтому и справились.
     Нас все больше затягивало в свои семьи. Однако, контактов мы не теряли, так как дружили. Помогали друг другу - мыслью, делом, выручкой. Звонили друг другу и матери в Брест. На праздники, юбилеи, поминальные дни - минимум раз в год, собирались в Бресте у матери. Главные жизненные заботы о семье в этот период легли на Елену и Петра. И они справились, так как ответственность знали, а остальные старались помогать. Идеология семьи в этот период меняется в направлении материных идеалов - главное жить, не впадать в отчаяние, ухаживать за детьми, радоваться тому, что у тебя есть - дай нам дись хлеба нашэго.
     Отходят на вечный покой Владимир (1998г.), мама (2003г.), Нина (2008г.). Упокой, Господи, души усопших рабов твоих. Трудности и испытания, что выпадают на долю семьи, служат укреплению семейной дружбы и взаимопонимания. И не только между нами, а и между нами и нашими детьми и племянниками. И между ними самими. Они присоединяются к нам и мыслью, и делом в качестве равных соратников. Мы начинаем принимать их взросление. Сформировался новый либеральный порядок семейного взаимодействия. Правление общесемейная делами идет от Петра и он справляется, так как умеет ладить с людьми, что мы и отметили на дружным праздновании его шестидесятилетия в Москве в июле 2012 года. Этим событием, думаю, и завершился третий - Брестский период в жизни нашей семьи.
     Планетарный период. Древо нашей семьи возросло в Беларуси и России. Однако младшие из детей (дети Петра) учатся уже в Лондоне. Все чаще мы собираемся не только в Бресте, где могилы родителей и Нины, а и в Москве. В Семены начали наезжать. Наши дети уже побывали в Европе, в Америке, в Таиланде и нам показали мир. Верх начинает брать идеология молодежи - стремление жить по - новому. Интернет, смартфон, авто - это среда их бытия. Понятия семьи, работы, нации - размытые. Однако наша кровная общность все больше воспринимается ими как духовная ценность, что придает смысл их человеческому развитию. А нам от них главное, чтобы жили в свою силу, по своей воле и сумели превратить данный им Божий дар в пользу своей жизни и нас отправить в последний путь.

 

БЕЛАРУСКИЙ УРОЖАЙ


     А у нас, то, как получилось? Юрий - старший брат. После окончания школы (1954г.) поступил в военное училище в Минске. Потом окончил военную академию. Служил в Советской Армии. Женился на русской девушке Анне. У них четверо детей - Ольга (1959г.р.), Татьяна (1960г.р.), Ирина (1967г.р.), Елена (1970г.р.). У Ольги дети - близнецы Кирилл и Илья (1989г.р.). У Татьяны, которая преждевременно ушла из жизни - Упокой, Господи, душу ее,- дети Юрий (1983г.р.) и Федор (1986г.р.). У Ирины детей нет. У Елены - дочь Анна (1990г.р.) и сын Андрей (2001г.р.). Дети Юрия и Анны обосновались, в основном, в Петербурге. Когда мы отмечали семидесятилетие Юрия в 2005 году в Коврове и когда Елена, Галина Тарханова и Наталья были на свадьбах Кирилла и Илии в Петербурге, то было замечено, что живет Юрина семья дружно и с радостью. Юрию удалось реализовать свой человеческий потенциал и по службе, и по семье, и по духу.
     Мария окончила школу в 1956 году. Потом - техникум, институт, аспирантуру. Первая в семье защитили диссертацию (1970г.). Думаю, она из нас самая способная к научному мышлению. Учёная, преподавала в институте, доцент. Была замужем за украинцем Вознюком Василием, что из Хмельника приехал в Гусев в техникум учиться. У нее двое детей - сын Игорь (1965г.р.) и дочь Елена (1973г.р.). Игорь живет в Москве. У него сын Дмитрий (1991г.р.). Алена живет в Минске. У нее есть дочь Марина (1993г.р.).
     Владимир окончил школу в 1959 году. Потом Гомельский железнодорожный институт (1965г.). Работал в Минске на управленческих должностях. Дети - дочь Галина (1964г.р.) и сын Андрей (1969г.р.). Галина живет в Минске. У нее двое детей - Татьяна (1984г.р.) и Вадим (2005 г.р.). Андрей живет в Москве. Хотелось бы, чтобы и у него были дети, ведь он недавно (2012г.) женился на хорошей девушке Елене. Владимира я помню хорошо. По жизни он был лидером, в общении - душа компании, в поведении - порядочный, душу имел благородную. Близкие его любили. У матери он был любимым сыночком. К сожалению, не успел полностью реализовать свою натуру - рано ушел из жизни. Упокой, Господи, его душу.
     Мечислав окончил школу в 1965 году, Московское высшее техническое училище имени Баумана (1971г.), защитил диссертацию, работал по науке. Женился на русской девушке Галине из Мурманска, что приехала в Москву в институт. У нас трое детей - Анна (1969г.р.), Денис (1973г.р.), Наталья (1981г.р.). У Анны наши внуки - Александр (1990г.р.), Юля (2001г.р.). У Дениса - наш внук Матвей (2001г.р.). Все живем в Минске.
     Елена окончила школу в 1966 году, экономический институт в Минске, аспирантуру. Была направлена на работу в Брест. Работала в исполкоме, потом преподавала в институте. У нее двое детей - Роман Сакун (1972г.р.) с украинскими корнями, и Вячеслав Каверин (1986г.р.) - беларус. Роман устроился в Москве. У него трое детей - Анна (1994г.р.), Альберт (2007г.р.) и Филипп (2010г.р.). Вячеслав живет в Бресте. Однако любит отъехать в Таиланд, Москву, Киев, чтобы отведать тамошней жизни, т.к. усвоил от бабушки Анны поговорку – «сидеть в холупе – то жить глупе». Думаю, Елена у нас очень похожа на мать Анну и по пониманию жизни, и по характеру, и по тому, как дело сделать. Есть в ней жизненная сила.
     Нина окончила школу в 1968 году. Потом экономический институт в Минске. Работала на ответственных должностях в министерствах. Окончила аспирантуру, защитила диссертацию. Преподавала в институте. Доцент. Была ловкой, радостной, доброжелательной, сострадательной натурой. Любила молодежь, дружила с ней и помогала им расти по жизни. Хоть и ушла из жизни преждевременно, однако успела память у многих о себе оставить светлую. Упокой, Господи, душу рабы твоей Нины.
     Петр окончил школу в 1969 году. Потом Московский институт управления, аспирантуру. Защитил кандидатскую, докторскую - до 40 лет, диссертации. Профессор, академик, вице - президент Российской Академии Естественных наук, директор научно - исследовательского института, г. Москва. Женат на русской Светлане. У них четверо детей - Павел (1997г.р.), Полина (1998г.р.), Платон (2005г.р.), Настасья (2005 г.р.). Павел и Полина учатся в колледже в Лондоне, английский язык уже знают хорошо. Платон и Настасья ходят в школу в Москве.
     Петра помню от рождения. По внешнему виду, темпераменту и пониманию жизни он напоминает мне отца. Он самый успешный в нашей семье. Чтобы успех возрастал, нужно уметь связывать рационально - материальное и духовное и это духовное нужно иметь.  Считаю главным духовным драйвером успешности Петра - его семью и его отношение к воспитанию детей. А Светлане низкий поклон за любовь родить столько Бураков. Дай Бог их семье добра.
     Жизнь повернулась так, что большинство семьи – родители, Мария, Владимир, Мечислав, Нина, Алёна и большинство их детей – вросло в беларускую нацию. Вторая часть семьи – Юрий, Пётр, их дети и Игорь, Андрей, Роман – оказалась включённой в русскую нацию. К тому же дети Петра – Павел и Полина, начинают осваиваться в Лондоне. Корнями своими – через Анну и Устину, и других, кто в Польше – наша семья сцеплена с польской нацией. Однако это не мешает нам общаться и любить друг друга. Идёт процесс этнической глобализации. Сегодня наше родство стало для нас выше национальных, государственных, идеологических, культурных и религиозных отличий. Для нас семья стала духовной ценностью, которая даёт нам жизненную силу быть. Помогай нам Бог.
Мечислав Бурак г. Минск 14 января 1914 года

 

P.S. Мне радостно, что есть возможность написать о нашей семье и мне удалось её использовать. Спасибо Петру.
     Я с благодарностью принял замечания сделанные Еленой от  души. Её знание жизни и её преподавательский опыт пошли на пользу качеству письма.
     Мариины замечания поспособствовали преданию адекватности изложения реальности, в сложных местах.
     А Алёне – племяннице спасибо за то, что донесла до нас воспоминания бабушки Анны.

Инициативный перевод на русский – Алёна Каверина
г. Брест 14 апреля 2014 года.
        

Оставить отзыв
Ваше имя:
Ваш отзыв: